Добыча золота в России: история золотодобычи от древности до наших дней

16:16, 15 Фев, 2017
Давайте погрузимся в экскурс о золотодобывающей отрасли России, начиная с времён древних рудных выработок — «чудских копей» и заканчивая современным периодом, когда добыча золота стала стратегически важным направлением для государства. Узнаем о том, когда появились первые упоминания о добыче золота на территории нашей страны, кто положил начало масштабной разработке рудников и как регулировалась отрасль во времена СССР. Также поговорим о том, какие проблемы имеются в этой отрасли в современной России.

Добыча золота на территории, впоследствии ставшей российским государством, велась ещё в древности. Тем не менее, ни о какой промышленной эксплуатации месторождений, в силу отсутствия технологий и развитой экономики вплоть до XVII века, говорить не приходится. Пётр I, подтолкнувший развитие добычи, создал предпосылки для освоения уральских месторождений и легендарной «сибирской золотой лихорадки».

Эра золотопромышленников и одиночек-старателей завершается после революции 1917 года, с появлением нового государства — СССР — на карте мира, учреждением госпредприятий и созданием артелей. Развитие золотодобычи в союзную эпоху характеризовалось как успехами, так и серьёзными ошибками, было крайне зарегулированным. Ситуация в отрасли значительно улучшается на этапе «горбачёвской» перестройки, однако экономика страны и в целом советское государство к тому времени уже находятся на грани развала.

С появлением новой России в отрасли появились и новые проблемы, хотя с начала двухтысячных годов наметилась тенденция к росту добычи. Отсутствие адекватной отраслевой государственной политики, слабые показатели инвестирования в развитие технологий, дефицит рентабельных месторождений — всё это позволяет наращивать показатели только единичным российским предприятиям.

Добыча жёлтого металла в старину

Первые письменные упоминания о наличии крупных месторождений золота на территории будущего российского государства появились ещё в древние времена. Такие записи оставил для потомков, в частности, древнегреческий историк Геродот (V век до нашей эры), сославшийся на сообщения путешественников. Исследования «чудских копей» — разработок блоков в Западной Сибири и на Урале — позволили сделать вывод о том, что добыча металла велась в этих регионах ещё в первой половине третьего тысячелетия до нашей эры.

В Западной Сибири освоение древних месторождений прекратилось в V или VI веках нашей эры, на Среднем и Северном Урале — гораздо позже, в XI или XII веках. Археологи на Северном Кавказе обнаружили погребения представителей знати с золотыми ювелирными украшениями, датируемые третьим тысячелетием до нашей эры. Существует гипотеза о том, что китайское золото, которое поставлялось в Европу в Средневековье по Великому Шёлковому пути, на самом деле добывалось в Приамурье и в Сибири.

Несмотря на богатую историю извлечения благородного металла в древности, на Руси вплоть до XVII века ничего не было известно о промышленной золотодобыче. В частности, в период правления Ивана III золотые монеты чеканились из импортного металла. Царь, полагавший, что отечественные рудознатцы некомпетентны, приглашал иностранных геологоразведчиков, однако и те обнаружить месторождения не сумели. Ситуация изменилась только в эпоху Петра I, учредившего в 1700 году Приказ рудокопных дел. Через 19 лет была разрешена свободная золотодобыча во всех регионах страны.

Уже в 1721 году на золотых военных медалях чеканилась надпись о том, что металл, из которых они сделаны, был добыт на территории российского государства. Тем не менее, и к тому моменту промышленное извлечение драгметалла ещё не освоено. Золото являлось попутным материалом, который производился при обработке свинцовых и медных руд. Через год после смерти царя — в 1726 году — промышленник с Урала Акинфий Демидов пытается запустить золотодобычу на Алтае. Кроме того, в 1737 году Тарасом Антоновым в Карелии открыто Воицкое медное месторождение, на котором в 1783 году параллельно было добыто первое золото.

Начало золотопромышленной эры

Традиционно началом эпохи промышленной добычи драгметалла в России считается 1745 год. Именно тогда Ерофей Марков, крестьянин, в процессе поиска горного хрусталя, который использовался при создании икон, обнаружил в районе Екатеринбурга, на реке Пышме, золотоносный кварц. Позже в этой местности был обустроен первый в России Березовский золотодобывающий рудник. К концу XVIII века в границах прииска обнаружили около семи десятков золотоносных участков.

На первом этапе на месторождении велась трудоёмкая добыча коренного золота из кварцевых жил и горных пород, и лишь в 1814 году, благодаря инициативе штейгера Льва Брусницына, была освоена технология промывки и получения россыпного золота из речных отложений. После этого россыпной металл был обнаружен вдоль всей Уральской гряды. Впрочем, первые заявления о рациональности освоения россыпного золота сделал ещё в 1761 году Михаил Ломоносов, а отдельные участки такого рода были обнаружены в уральском регионе в 1771 году.

Царица Екатерина II в 1782 году отменяет «петровскую» свободную золотодобычу и устанавливает монополию землевладельцев в золотом промысле. Примечательно, что в 1812 году Сенат издаёт указ, нарушающий требования распоряжения монархини — о предоставлении всем гражданам разрешения на добычу золота при условии выплаты налогов. Вскоре страна стала получать больше золота, чем все остальные государства мира. Наращивание добычных мощностей позволили России к 1823 году выйти в абсолютные мировые лидеры и сохранить этот статус в течение 30 лет.

Времена расцвета: «сибирская лихорадка»

Россия удерживала лидерство в отрасли до момента открытия калифорнийских месторождений. По мнению историков, освоение последних началось после того, как зарубежные специалисты изучили опыт разработки уральских и сибирских участков. Иностранные исследователи тех времён обнаружили сходство геоморфологической обстановки Сибири и Урала с таковой в снежной горной цепи Калифорнии. Золото в калифорнийском регионе было найдено в 1948 году.

В любом случае, калифорнийской «золотой лихорадке» предшествовал настоящий бум золотодобычи в Сибири. Ещё в 30-е годы XIX века там трудились всего лишь две сотни старателей, а через 20 лет — несколько сот поисковых партий, каждая из которых насчитывала в среднем по десять человек. К началу 60-х годов XIX века в регионе работали 459 золотопромышленных предприятий, при приисках были зарегистрированы 30,269 тыс. человек. В период с 1819 по 1861 годы в Сибири добыли 35,587 тыс. пудов (583 тонны) золота.

Закат «сибирской лихорадки» начался с 1850-х годов, что было связано с истощением месторождений, высокими кредитными рисками и отсутствием грамотной организации производственного процесса. Если к 1834 году плотность россыпной добычи в Западной Сибири была самой высокой в мире, то во второй половине XIX столетия промысел перемещается на восток. Продолжительное время в России добывается преимущественно россыпное золото, что наложило свой отпечаток на развитие отрасли, в остальном мире же интенсивно создавались технологии извлечения драгметалла из бедных руд.

К 1861 году паровые машины задействованы всего лишь на трёх сибирских приисках. Методы разработки участков были варварскими. Осваивались лишь богатые россыпи, скудные месторождения попросту заваливались породой. Несовершенные методы промывки золотоносных песков приводят к потере трети металла. Лишь к началу 1860-х годов золотодобытчики начинают внедрять рациональные методы промысла. Тем не менее, хищнические методы извлечения драгметалла, популярные в отрасли, не помешали России сохранить крупную долю на мировом рынке и к концу XIX века. С началом XX века в российскую золотодобычу, ранее являвшуюся исключительно национальной отраслью, начинает входить иностранный капитал. Доля зарубежных активов к 1914 году достигла 55%. К этому времени в России начитывалось 1,517 тыс. приисков, 257 рудников.

Перевод отрасли на советские рельсы

Спад частной золотодобычи в Сибири и в России в целом начался в период Гражданской войны. В начале 1920-х годов в Западной Сибири частники намыли всего тонну золота. К концу десятилетия частный промысл был полностью ликвидирован. Вольных старателей попытались вытеснить созданием артелей. Доля металла, поставленного старателями, за 1926–1929 годы, снизилась до 2,8% или почти на 14 процентных пунктов. Глава государства Иосиф Сталин придерживался политики достижения максимальной эффективности в добыче золота исключительно путём задействования имеющихся ресурсов.

На механизацию производства страна не находила денег, поэтому отрасль двигалась в основном по пути применения ручного труда. И всё же отрасль постепенно развивалась. С началом тридцатых годов, с переходом золотодобычи в ведение Наркомата тяжёлой промышленности, в системе «Главзолота» уже работали территориальные тресты, машиностроительные и аффинажные заводы, институты, лаборатории, транспортные и геологоразведочные организации.

Значительным ударом по отрасли стали кадровые чистки конца тридцатых годов в рамках кампании по уничтожению врагов народа. Во главу угла было поставлено выполнение плановых показателей, дилетанты-руководители упрощали подходы к сложному промыслу. По мнению Наркомата тяжёлой промышленности, сложное положение в отрасли стало следствием работы «вредителей». На самом же деле кризис золотодобычи был связан с низкой технологичностью производства, нерациональным использованием имеющейся техники. Более чем на 20% оказались недовыполненными планы создания производств завершённого цикла, амальгамационных заводов, предприятий по выпуску гидравлических машин. Убытки в 1937 году достигали 150 млн рублей при достаточно высокой себестоимости золота.

Появилась концепция перевода отрасли на полностью механизированное производство, были приняты решения об отмене льгот старательским артелям и развитии исключительно государственного промысла. Результат был прямо противоположным ожиданиям — такая политика привела к падению численности старателей сразу на 40% и сокращению объёмов добычи. Решением Сталина льготы артелям были восстановлены. В тридцатые годы среднегодовая добыча составляла 130 тонн. К 1941 году данный показатель был увеличен до 174 тонн. В годы Великой Отечественной войны расход золотого запаса значительно превышал его пополнение, поэтому добычу пришлось максимально форсировать.

Послевоенная эпоха: «хрущёвская оттепель», перестройка и развал СССР

В послевоенные годы отрасль была передана «Главспеццветмету», созданному на базе «Главзолота». Новая организация являлась структурой МВД, использующего преимущественно трудовую силу заключённых в исправительно-трудовых лагерях. Только в системе ГУЛАГов после войны работали около трёх десятков крупных структур, специализирующихся на добыче золота.

Руководству МВД удалось добиться технического переоснащения предприятий, было учреждено в том числе мощное геологическое управление. Параллельно силовое ведомство развивало старательское направление — в 1947 году появился устав артелей, работавших в системе «Главспеццветмета». Использование практически бесплатного труда заключённых и ряд других эффективных мер дали свой результат — в 1950 году добывалось уже 100 тонн золота, а в 1953 году золотой запас страны достиг рекордного показателя в 2,049 тыс. тонн. Для сравнения напомним — Пронедра писали ранее, что золотой запас России в прошлом году составил 1,25 тыс. тонн. 

В период «хрущёвской оттепели» была проведена реформа отрасли, что негативно сказалось на её показателях. Управление добычей децентрализовалось, производства управлялись на уровне совнархозов. С 1957 года недовыполнение планов достигло 10%. Ситуация изменилась в 1965 году, после учреждения Министерства цветной металлургии, в состав которого ввели восстановленное «Главзолото».

В первые десять лет работы предприятия наращивалось техническое оснащение, данный процесс интенсифицировался после введения хозрасчёта. С 1966 по 1975 год добыча только росла, достигнув в своём пике объёма в 281 тонну. Предприятиям было разрешено оставлять у себя часть заработанных средств с целью развития производства и закупки оборудования.

Крупной инновацией в СССР считается налаживание рудных производств в 70–80-е годы, хотя они и запускались преимущественно в Киргизии, Таджикистане, Узбекистане и Казахстане. По большей части реформирование отрасли было успешным. К примеру, значительного увеличения намыва золота и удешевления разработки блоков удалось добиться благодаря вложению финансовых средств в реконструкцию мощностей восточносибирского «Лензолота». Не обошлось без срывов сроков строительства новых производств — это касается Олимпиадинского рудника в Красноярском крае, золоторудного комбината «Сухой Лог» в Свердловской области. Низкие темпы запуска новых мощностей привели к тому, что стал актуален вопрос промышленного освоения небольших месторождений.

В целом же к началу восьмидесятых годов наблюдался рост добычи, в том числе в связи с обновлением подходов, которое принесла с собой перестройка. В 1990 году был достигнут рекордный показатель извлечения золота — 300 тонн. В то же время, в преддверии распада СССР, произошедшего в 1991 году, для отрасли сохранились её типичные «болезни» — дисбалансы, высокая себестоимость добычи, низкий уровень перевода мелких производств на крупномасштабную основу.

Кроме того, со спадом экономики во второй половине восьмидесятых значительно вырос расход золотого запаса в связи с привлечением советским государством внешних кредитов. Рычаги управления золотодобывающей промышленностью переводятся от Совмина СССР к ЦК Компартии, однако к этому моменту Союз доживает свои последние месяцы. На обломках СССР возникает новое российское государство, а с ним начинается и следующий этап истории отрасли.

Проблемы золотодобычи в новой России

После распада СССР в России наблюдалось снижение показателей золотодобычи. Если в советских регионах, которые после 1991 года вошли в состав России, извлекалось в 1990 году 302 тонны золота, то к 1995 году объём уменьшился до 132 тонн. Государство пыталось найти способы поддержки отрасли, поскольку её угасание наносило ущерб экономическим интересам страны. В 1993 году Центробанк дал разрешение финансовым структурам страны на операции с золотом, то есть по сути был запущен рынок драгметаллов.

В 1994 году при разработке федеральной программы по драгметаллам, которую вёл Роскомдрагмет, выяснилось, что за счёт бюджета невозможно производить авансирование добычи в полном объёме. После этого Ассоциация российских банков приступила к созданию программы перехода от госфинансирования к банковскому кредитованию добычи. В 1997 году с целью привлечения производственных ресурсов в сферу было отменено государственное регулирование цен.

В том же году банки получили возможность для экспорта золота. В 2000 году, по данным Союза золотопромышленников России, было продано на экспорт 76 тонн золота, ещё через год данный показатель достиг уровня в 100 тонн. Разрешение на экспорт дало возможность банкам осуществлять финансовую поддержку добывающих предприятий.

Нельзя сказать, что такое решение дало толчок к развитию. К настоящему времени наблюдается минимальное расширение системы долгосрочного кредитования сферы золотодобычи. Банки мало способствуют совершенствованию технической базы, уровень производительности труда в отечественной отрасли ниже, чем в промышленно развитых странах в десятки раз. Хотя уже определилась тенденция к изменению структуры добычи в качественном плане как для рудных, так и для россыпных блоков, экономико-правовые механизмы обеспечения финансовыми ресурсами перспективных проектов отсутствуют.

Планы привлечения иностранных инвестиций в отрасль фактически провалились. Программой производства золота и серебра на период до 2000 года планировалось привлечь финансовые средства для инвестирования в отрасль в пределах $1,246 млрд, однако по факту в 1996–1998 года поступили только $232 млн из $842 млн или 27,5%. Успешно были реализованы лишь два проекта с иностранными инвестициями — «Бурятзолото» и «Омолонская золоторудная компания», связанные с освоением месторождений высокого качества.

В период 1991–1999 годов объёмы добычи золота в стране снизились на 25,6%. Ситуация исправилась уже в двухтысячных годах. Значительный прирост добычи наблюдался в 2011–2014 годах — с 185 до 272 тонн в год. РФ вышла на второе место в мире по уровню золотодобычи. Тем не менее, основная доля прироста показателей среди 37 компаний в настоящее время обеспечивается единичными предприятиями, лидером среди которых является «Полюс» (23% рынка). В целом же для преобладающего большинства операторов отрасли в отдельности характерна тенденция к снижению добычи.

Кроме блока «Сухой Лог» в Иркутской области, других участков, которые могут дать высокую рентабельность, попросту нет. Напомним, в январе 2016 года конкурс на разработку данного месторождения выиграла компания «СЛ Золото» — СП «Ростеха» и «Полюса». Всё же при существующем положении дел на ряде благополучных предприятий продолжается неуклонный суммарный рост добычи в целом по России. В Росгеологии, в частности, полагают, что к 2030 году совокупный объём добычи составит 400 тонн в год с сохранением темпов роста до 2050 года.

К актуальным проблемам золотого промысла относятся сложности с переводом добычи на уровень эффективного пользования ресурсами, а также трудности инвестирования полученного золота. Пренебрежение проблемами сферы со стороны государства может привести к необратимым потерям для стратегических интересов государства, поскольку золото — это полезное ископаемое с высоким уровнем ликвидности и привилегированный валютный товар. Для улучшения ситуации необходима в первую очередь тщательно проработана национальная политика, реализация которой даст возможность не только стабильного и эффективного получения золота как особого компонента богатства страны, но и выгодного оперирования этим ресурсом.

пронедра.ру

Поделитесь этой новостью