Двигатель истории работает на нефти. Часть 3. Падение железного занавеса

09:57, 18 Апр, 2014
Распад Советского Союза на сегодняшний день остается одной из загадок истории. Очевидно, в роли дестабилизирующего фактора для развала СССР послужил целый комплекс причин — экономических, политических и социальных. Одной из самых популярных гипотез о причинах прекращения существования Союза является утверждение о гибели советской экономики из-за уменьшения потока нефтедолларов.

Простая и логичная, данная теория имеет право на существование. Тем не менее, она вызывает не меньше вопросов, чем сам факт исчезновения с карты мира советской страны — крупнейшего и одного из самых сильных государств в новейшей истории планеты.

«Черное золото» Союза

Несмотря на то, что к началу двадцатого века треть мировой нефтедобычи приходилась на Россию, события 1917 года, последовавшие за этим разруха и национализация промышленности привели к резкому снижению этого показателя. Тем не менее, благодаря инвестициям со стороны международных компаний Standard Oil и Vacuum, уровень добычи нефти в СССР с 1923 года начал стабилизироваться.

До Второй Мировой войны большая часть советской нефти добывалась на территории северокавказских и каспийских регионов, что и предопределило основную задачу Вермахта по захвату этих территорий после начала германского вторжения в СССР. После войны рост добычи в каспийском бассейне, приостановленный в период боевых действий, возобновился. Параллельно с освоением каспийских участков было принято решение о разработке месторождений Волго-Уральского региона, где к 1975 году удалось достичь показателя добычи в 4,5 млн баррелей в сутки.

Наращиванию объемов извлечения сырья способствовали решения руководства страны о колоссальных инвестициях в отрасль. Немаловажным фактором являлось и то, что большая часть открытых месторождений была несложной в разработке и располагалась по большей части в регионах с наличием транспортной инфраструктуры. В пятидесятые годы на волго-уральские месторождения приходилось 45% союзной добычи.

В шестидесятые СССР удалось выйти на второе место в мире среди нефтедобывающих стран. Это оказало значительное влияние на мировой рынок — плавное падение стоимости «черного золота» привело к учреждению международного нефтяного картеля — Организации стран-экспортеров нефти (OPEC). В начале шестидесятых были выявлены крупные запасы нефти в западносибирских районах, что на какой-то период решило проблему источников сырья на случай истощения волго-уральских блоков.

Превращение Западно-Сибирского бассейна в крупнейшую нефтедобывающую территорию в буквальном смысле изменило не только ресурсную, но и в какой-то мере демографическую карту страны. Тысячи специалистов переезжали в северные регионы, строились города и мощная инфраструктура, началось глобальное освоение Сибири. Настоящей вехой в советской геологоразведке стало открытие Самотлорского месторождения в Ханты-Мансийском автономном округе, с запасами в 14 млрд баррелей извлекаемой нефти.

Освоение сибирских блоков дало свой результат. К 1975 году совокупный объем добычи в СССР составил 9,9 млн баррелей в сутки или на 2,3 млн баррелей больше, чем в 1971 году. Примечательно, что в ХМАО и по сей день добывается большая часть российской нефти — около 60% от общего объема. В то же время, следует отметить, что после сибирских открытий развитие нефтяной отрасли стало замедляться. Снижался уровень финансирования, что, впрочем, пытались компенсировать интенсификацией бурения.

По словам Бориса Бинкина, бывшего первого заместителя начальника главка Госснаба СССР по Западно-Сибирскому нефтяному комплексу, серьезными негативными эффектами от интенсивного освоения Сибири стали варварские способы эксплуатации месторождений, игнорирование интересов коренных народов и нарушение экологических норм. Метод внутриконтурного заводнения пластов, к примеру, используется в отечественной нефтяной отрасли до сих пор, цитирует Бинкина издание Lebed.

Данная технология запрещена во всех цивилизованных странах, ее применение в СССР привело к обводнению месторождений в ХМАО на 90%, а ряда сургутских блоков — практически на 98%. Кроме того, традиционно нерешенной осталась проблема утилизации попутного нефтяного газа.

К концу восьмидесятых годов был близок закат советской нефтяной отрасли. Рекордный уровень нефтедобычи в СССР был зафиксирован в 1988 году, когда извлекалось уже 11,4 млн баррелей в сутки, после чего наметилась четкая тенденция не только к уменьшению показателей извлечения сырья, но и к ухудшению показателей других сфер экономики, а в дальнейшем — к упадку самого Советского Союза.

Американская теория сырьевой зависимости СССР

Иосифу Сталину приписывается знаменитое высказывание: «Если СССР станет добывать… 60 миллионов тонн нефти — страна будет ограждена от всяких случайностей». Таким образом, слова советского диктатора в какой-то мере оказались пророческими. Одна из теорий причин распада СССР утверждает, что советское государство прекратило существовать из-за сильной нефтяной зависимости.

Так, в какой-то мере солидарным с Иосифом Виссарионовичем можно считать профессора экономики Аляскинского университета (США) Дугласа Рейнольдса, который наиболее вероятной причиной распада Союза считает падение производства нефти после достижения его пиковых показателей. Исследователь, слова которого приводит издание Slon, уверен, что могущество советской экономики было основано на изобилии нефти, от которой, в свою очередь, зависел мировой рынок энергоресурсов.

Если не учитывать другие возможные факторы влияния на стабильность СССР — политические, военные и экономические — то можно с уверенностью утверждать, что распад страны легко объяснить, если представить ее в виде энергетической системы. Рост экономики Союза был связан с добычей большого количества дешевой нефти, считает исследователь. После упадка добычи сырья экономика страны, лишившаяся источника энергии, попросту рухнула.

Примечательно, что с наступлением пика нефтедобычи в СССР начался экономический кризис в странах Восточной Европы, к 1990 году распространившийся и на Москву. Столкнувшись с явлением перепроизводства нефти и, соответственно, угрозой удешевления сырья, советское руководство потребовало от своих покупателей в восточноевропейских странах обеспечить расчет за поставленные энергоресурсы в твердой валюте по ценам западных рынков.

Восточноевропейские регионы не могли выполнить такие требования и сократили объем импорта нефти, что закономерно привело к снижению экономических показателей. Кризис в данных странах возник довольно легко в первую очередь из-за того, что экономика в них была построена по советскому плановому принципу, делая восточноевропейские регионы более уязвимыми к факторам нестабильности, чем свободно развивающиеся рынки западных стран. С 1988 года, после прошествия нефтяного пика в СССР, Восточную Европу начали сотрясать кризисные явления и череда революций.

После 1988 года уровень производства нефти в СССР упал с 12 до 7 млн баррелей в сутки или на 40%, что стало причиной разразившегося нефтяного кризиса. Изначальной причиной тому послужил кризис перепроизводства нефти, слишком низкая цена на которую не могла стимулировать к финансовым вложениям в отрасль и к развитию высокотехнологичных методов добычи.

В то же время, эксперт уверен, что основным фактором снижения добычи послужило не отсутствие эффективных технологий, а банальное истощение месторождений. Отсутствие технологий просто не дало возможности вовремя ликвидировать данную проблему. Не исключено, что если бы легкодоступные запасы сибирских месторождений были бы большими, вероятно, СССР не столкнулся бы с проблемой падения добычи и, может быть, мировая история развивалась бы совсем по-другому.

К слову о нефтяном развале экономики

К середине восьмидесятых годов Советский Союз был не только экспортером энергоресурсов, но и самым крупным в мире импортером продовольствия, писал Егор Гайдар в статье «СССР и падение цен на нефть. Суть выбора». Главная опасность для власти в тот период заключалась в необходимости снижения уровня продовольственного обеспечения населения из-за падения нефтяных доходов. Поэтому в поисках денег для страны у правительства не оставалось другого выбора, как приступить к использованию золотовалютных запасов и привлечению международных кредитов.

Тогдашний глава Совета Министров СССР Николай Рыжков впоследствии писал, что в 1986 году на мировом рынке обвалились цены на нефть и газ, при этом доля энергоресурсов в советском экспорте была велика. Структуру экспорта изменить не удалось, поскольку товары производства СССР на мировом рынке по большей части были неконкурентоспособны. В какой-то мере от продовольственного кризиса Союз уберегли хорошие урожаи сельхозкультур из-за благоприятных погодных условий в 1986–1987 годах. Это на какое-то время дало возможность и сократить затраты свободной конвертируемой валюты.

В то же время, 1988 год явно продемонстрировал, что падение советской экономики являлось неизбежностью. Тогда, отмечает Гайдар, было принято решение о сокращении объема поставок энергоресурсов в страны соцлагеря, как мы упоминали выше, поскольку последние не были в состоянии расплачиваться в свободно конвертируемой валюте. Еще одним судьбоносным решением стало сокращение инвестиций в развитие технологий, что в итоге стало началом конца не только нефтяной отрасли, но и всей экономики Союза.

После 1988 года регулярной практикой властей становится перераспределение экспортных нефтяных потоков на рынки, способные рассчитываться твердой валютой. Тем временем задолженность соцлагеря перед западными странами растет. По состоянию на 1988 год она составила $206 млрд. Тогда Госбанк проинформировал партийное руководство о том, что в 1985–1986 годах платежный баланс государств соцлагеря значительно ухудшился.

Тем не менее, к 1988 году СССР в мире считался клиентом с хорошей кредитной историей, в основном благодаря переоценке золотовалютных запасов страны со стороны западных экспертов. По показателю кредитной привлекательности СССР даже обгонял Китай. По мнению зарубежных экспертов, золотовалютные запасы Союза насчитывали $36 млрд, в то время как на самом деле они не превышали $7,6 млрд — все деньги ушли на закупку продовольствия за рубежом в условиях дефицита нефтедолларов.

Рыжков подчеркивал, что еще с 1982 года показатель роста реальных доходов населения составил 0%, народное хозяйство находилось в плачевном состоянии. Множество проблем отмечалось в нефтедобывающей, металлургической и химической отраслях.

Теория антисоветского нефтяного заговора

Егор Гайдар однозначно дал понять, что причиной краха советской экономики стало падение стоимости нефти на мировом рынке. Его слова подтверждает публицист Егор Старков, назвавший удешевление экспортных энергоносителей и удорожание импортного зерна основными факторами, которые привели к «мирному разрушению» советской экономики. Остается необъяснимым, почему снижение цен на нефть в мире совпало с началом перестроечных явлений в СССР?

По мнению того же Гайдара, это произошло случайно, в силу чисто экономических факторов. Соглашаясь с выкладками политика в целом, издание «Бета-пресс» не совсем разделяет его позицию о спонтанности данных процессов и обращает внимание на развитие ситуации в Саудовской Аравии в восьмидесятые годы. Возвращаясь назад, следует заметить, что в семидесятые именно эта страна являлась основным регулятором нефтяных цен в мире.

Тогда аравийцы таким образом регулировали уровень добычи, что это в итоге позволило им добиться увеличения стоимости «черного золота» в четыре раза. Таким образом, они сыграли на руку СССР, невольно увеличив и его экспортные доходы, изрядная часть которых тратилась на освоение новых территорий нефтедобычи. Мало обращая внимания на развитие технологий, предприятия нефтяной отрасли Союза расходовали поступающие средства на закупку традиционного оборудования. Только за 1970–1983 годы объем затрат на покупку оборудования вырос в 80 раз.

В свою очередь, Саудовская Аравия придерживалась политики сдерживания объемов добычи нефти лишь до 1985 года, как раз до времени прихода к власти в СССР реформатора Михаила Горбачева. Курс на перестройку был объявлен советским партийным руководством в апреле 1985 года, а уже в сентябре Министерство нефтяной промышленности Саудовской Аравии объявляет о резком наращивании темпов добычи сырья. За два года аравийские предприятия увеличили добычу в три раза, что привело к шестикратному обвалу цен на нефть на мировом рынке.

В какой-то мере это могло быть ответной мерой на политику СССР в отношении мусульманского мира, в частности, реакцией на ввод советских войск в Афганистан в 1979 году. Тем не менее, вряд ли аравийцы могли действовать в убыток собственной экономике, даже с благими целями нанести таким образом удар по Москве. Тем не менее, несмотря на падение нефтяных цен, состояние экономики Саудовской Аравии в тот период нисколько не ухудшилось, хотя с 1981 по 1989 годы ее годовые доходы от экспорта нефти снизились со $102 млрд до $24 млрд.

Вероятно, стабильности аравийской экономики при этом напрямую содействовал главный враг СССР на международной арене — США. Американская военная поддержка, оказанная саудовской Аравии в борьбе с активизировавшимися радикальными исламистами, ваххабитами, а также колоссальные средства финансовой помощи не предоставлялись Вашингтоном безвозмездно. Американцы наверняка не бесплатно обеспечивали безопасность Саудовской Аравии в условиях опасного соседства с Ираном и Ираком.

Цена данных услуг со стороны дядюшки Сэма была одна — давление на экономику СССР с помощью демпинга мировых цен на нефть, считает издание. Впрочем, много времени жить на американском пайке Саудовской Аравии не потребовалось — падение нефтяных цен в шесть раз уничтожило экономику СССР всего за шесть лет.

Статистика не в пользу мифа о «нефтяной игле»

Теории о нефтяной составляющей развала СССР априори предполагают серьезную зависимость советской экономики от добычи и продажи углеводородов. В то же время, статистические данные советской эпохи, которыми мы можем оперировать на сегодняшний день, не подтверждают предположения о нефтяной зависимости экономического сектора СССР.

Следует учитывать динамику мировых нефтяных цен. С приходом к власти Леонида Брежнева и до 1973 года стоимость сырья не превышала $10 за баррель, стоимость временами падала до $2. Периоды до брежневского правления рассматривать нецелесообразно, поскольку ранее торговля нефтью велась в небольших масштабах.

Стоимость нефти увеличивалась до 1986 года до $15–20 и лишь затем продемонстрировала резкое падение, о чем мы говорили ранее. Следует заметить, что по словам того же Рыжкова, проблемной советская экономика стала уже с начала восьмидесятых, когда цены на нефть еще благополучно росли.

Какова была зависимость Союза от «черного золота» на самом деле? На основании информации сборников «Народное хозяйство СССР 1922–1982, Юбилейный статистический ежегодник» и «Народное хозяйство СССР в 1990 г., Статистический ежегодник» можно сделать вывод о том, что совокупная доля доходов советского бюджета от продажи энергоресурсов, включая электроэнергию (!) в среднем составляла всего лишь 10,3%, причем с тенденцией к уменьшению — в восьмидесятые годы этот показатель снизился до 8%.

Кроме того, согласно источнику «Внешняя торговля СССР»: Статистический сборник. М.: Финансы и статистика, 1991, выручка от экспорта нефти с 1980 по 1990 годы ежегодно составляла от 15,6 млрд рублей (1990 год) до 30,9 млрд рублей (1984 год). 65% нефти экспортировалось в страны соцлагеря, 20% в капиталистические и 15% — в развивающиеся государства. Нефтяной экспорт за это десятилетие принес СССР 250 млрд рублей, в том числе в твердой валюте — 50 млрд рублей или около 5 млрд рублей в год. Для сравнения, средний уровень годового ВНП в СССР — 700 млрд рублей.

Средний объем нефтедобычи в 1980–1990 годы в СССР составил 600 млн тонн, из них экспортировалось от 120 до 130 млн тонн. Таким образом, на основании статистических данных можно сделать вывод о том, что утверждения о нефтяной составляющей как о причине развала советской экономики можно считать значительно преувеличенными.

Тем не менее, неподтвержденные риски советской экономики от нефтяной зависимости становятся очевидными угрозами для экономики российской, существенно опирающейся на углеводородный экспорт, что не только не является тайной за семью печатями, но и неоднократно признавалось президентом и правительством страны. Сейчас, пока сырьевая зависимость не завела экономику страны в тупик, России жизненно необходима полноценная диверсификация предметов экспорта и наращивание внутреннего производства товаров для самообеспечения потребностей внутреннего рынка. Но это уже совсем другая история.

Андрей Захаров, пронедра.ру



Поделитесь этой новостью